понедельник, 2 декабря 2013 г.

ЗАПРЕЩЕННЫЕ в РОССИИ КНИГИ! РУССКИЕ КНИГИ! СЛАВА РОССИИ!




















ИМЯ МОЁ-ЛЕГИОН. ГРИГОРИЙ КЛИМОВ. ВЫДЕРЖКИ из КНИГИ!



После смерти Сталина...царь Никита выпустил из лагерей 12 миллионов человек.
Пастернаку дали Нобелевскую премию за Содомские Грехи!
Дети Сталина перемещались с Евреями.
Евреи Ленин,Сталин,Гитлер,Рузвельт устраивают Всемирные войны и революции, в которых гибнут сотни миллионов человек.
Евреи=это не Раса,а Религия!
Среди евреев -Психически больных...Больше в 6 раз чем среди остальных народов-подсчитал еврейский профессор Ломброзо!


Пятиконечная звезда-это Обрезанная звезда Давида!
Такихтайных евреев или крипто-евреев в КГБ называли Марсианами.
Там где есть миллион евреев-Всегда будет рядом миллион крипто-евреев( они скрывают,что они евреи как Ленин,Сталин,Гитлер,Путин,Медведев,Чубайс,Кудрин и т.д.)
Сахаров и Солженицин-Марсиане(крипто-евреи).
Что тако Евреи-это Дегенератыизо всех стран ,где Они болтались 4000 лет...Керенский,Гимлер,Гейдрих,Эйхман ...
















МОСКВА_БИРЮЛЁВО_РУССКОЕ ВОССТАНИЕ ВИДЕО!


ЧУРКА на ГЛАЗАХ у ЕГО ЛЮБИМОЙ ДЕВУШКИ-ЗАРЕЗАЛ РУСКОГО ПАРНЯ ЩЕРБАКОВА!

ПОЛИЦИЯ МОСКВЫ за ЭТО АРЕСТОВАЛА и ИЗБИЛА 400 РУССКИХ!

УБИЙЦУ РУССКОГО ПАРНЯ-МУСОРА не НАШЛИ!

НАШЕЛ ПЕСНЮ ПОДХОДЯЩУЮ под ДЕЙСТВИЯ этих ПОДОНКОВ

МЕНТЫ ХУЖЕ ПИДАРАСОВ.  ЗАХАР МАЙ.





























ПУССИ РИОТ(PYSSY RIOT) ВИДЕО-ГРУППОВОЙ СЕКС в МУЗЕЕ ПРИРОДЫ!























РУССКИЙ ГЕНОЦИД в РОССИИ или ЕВРЕЙСКИЙ ТЕРРОР до 1917 Года!

Князь Николай Давыдович Жевахов – виднейший русский духовный писатель, товарищ Обер-прокурора Священного Синода перед самой революцией, активный участник Союза Русского Народа. Основные литературные труды князя Жевахова посвящены церковной деятельности Иоасафа, Святителя Белгородского и Обоянского. Этот замечательный подвижник XVII века ныне снова, прославлен в лике святых: первое прославление было в 1911 году в Царствование Николая Второго. Шесть томов жизнеописания Святителя принадлежат перу князя Жевахова, и эти труды доныне не утратили своей значимости.

Выдающимся явлением в русской мемуаристике надо считать появление двух томов «Воспоминаний» князя Н.Д.Жевахова, вышедших в начале 20-х годов за рубежом. Умер Николай Давыдович в 1938 году, сподобившись перед кончиной побывать в Закарпатье, недалеко от родных краев. Родина же его – Черниговщина, город Прилуки. Там родился Святитель Иоасаф, там же родился и князь Н.Д.Жевахов, дальний родственник его по линии матери.

Статья "Еврейский террор в России" представляет собою 2-ю часть 2-го тома «Воспоминаний» князя и приводится в сокращении.

РАБОТА ЧК В РОССИИ.

В России каждый город имел несколько отделений, задача которых состояла, как я уже говорил, в уничтожении образованного класса; в деревнях и селах эта задача сводилась к истреблению духовенства, помещиков и наиболее зажиточных крестьян, а за границей, как мы видели, к шпионажу и подготовке коммунистических выступлений, устройству забастовок, подготовке выборов и к подкупу прессы, на что расходовались сотни миллионов золота, награбленного большевиками в России.

«1-ю категорию» обреченных чрезвычайками на уничтожение составляли: 1) лица, занимавшие в добольшевической России хотя бы сколько-нибудь заметное служебное положение – чиновники и военные, независимо от возраста, и их вдовы; 2) семьи офицеров-добровольцев (были случаи расстрела 5-летних детей, а в Киеве разъяренные большевики гонялись даже за младенцам и, прокалывая их насквозь штыками своих ружей); 3) священнослужители; 4) рабочие и крестьяне с заводов и деревень, подозреваемых в несочувствии советской власти; 5) все лица, без различия пола и возраста, имущество коих, движимое или недвижимое, оценивалось свыше 10.000 рублей.

По размерам и объему своей деятельности Московская Чрезвычайная Комиссия была не только министерством, но как бы государством в государстве. Она охватывала собой буквально всю Россию и щупальцы ее проникали в самые отдаленные уголки необъятной территории русского государства. Комиссия имела целую армию служащих, военные отряды, жандармские бригады, огромное количество батальонов пограничной стражи, стрелковых дивизий и бригад башкирской кавалерии, китайских войск и прочее и прочее, не говоря уже о специальных, привилегированных агентах, с многочисленным штатом служащих, задача которых заключалась в шпионаже и доносах.

Во главе этого ужасного учреждения к описываемому мною времени стоял человек-зверь поляк Феликс Дзержинский, имевший нескольких помощников, и между ними Белобородова, с гордостью именовавшего себя убийцей Царя. Во главе провинциальных отделений находились подобные же звери, люди отмеченные печатью сатанинской злобы, несомненно одержимые диаволом (увы, теперь этому не верят, а между тем, как много таких одержимых в наше время, но мы духовно слепы и их не замечаем!), а низший служебный персонал, как в центре, так и в провинции, состоял, главным образом, из жидов и подонков всякого рода национальностей – китайцев, венгров, латышей и эстонцев, армян, поляков, освобожденных каторжников, выпущенных из тюрем уголовных преступников, злодеев, убийц и разбойников. Это были непосредственные выполнители директив, палачи, упивавшиеся кровью своих жертв и получавшие плату по сдельно, за каждого казненного. В их интересах было казнить возможно большее количество людей, чтобы побольше заработать. Между ними видную роль играли и женщины, почти исключительно жидовки, и особенно молодые девицы, которые поражали своим цинизмом и выносливостью даже закоренелых убийц, не только русских, но даже китайцев. «Заработок» был велик: все были миллионерами.

Не подлежит ни малейшему сомнению, что между этими людьми не было ни одного физически и психически нормального человека: все они были дегенератами, с явно выраженными признаками вырождения, и должны были бы находиться в домах для умалишенных, а не гулять на свободе, все отличались неистовой развращенностью и садизмом, находились в повышенно нервном состоянии и успокаивались только при виде крови… Некоторые из них запускали даже руку в дымящуюся и горячую кровь и облизывали свои пальцы, причем глаза их горели от чрезвычайного возбуждения. И в руках этих людей находилась Россия! И руки этих людей пожимала «культурная» Европа! О стыд и позор!

Как ужасный вампир раскинула чрезвычайка свои сети на пространстве всей России и приступила к уничтожению христианского населения, начиная с богатых и знатных, выдающихся представителей культурного класса и кончая неграмотным крестьянином, которому вменялась в преступление только принадлежность к христианству.

В течение короткого промежутка времени были убиты едва ли не все представители науки, ученые, профессора, инженеры, доктора, писатели, художники, не говоря уже о сотнях тысяч всякого рода государственных чиновников, которые были уничтожены в первую очередь7. Такое массовое избиение и оказалось возможным только потому, что никто не предполагал самой возможности его, все оставались на местах и не предпринимали никаких мер к спасению, не допуская, конечно, и мысли о том, что задача новой власти сводится к истреблению христиан.

В газете «Последние Новости» (№ 160) помещена заметка о гибели русских ученых, оставшихся в Советской России. Приводим выдержку: «За 2 1/2 года существования советского строя умерло 40% профессуры и врачей. В моем распоряжении списки умерших, полученные мною из Дома ученых и Дома литераторов. Даю здесь список имен наиболее известных профессоров и ученых: Армашевский, Батюшков, Бороздин, Васильев, Вельяминов, Веселовский, Быков, Дормидонтов, Дьяконов, Жуковский, Исаев, Кауфман, Кобеко, Корсаков, Киковеров, Кулаковский, Кулишер, Лаппо-Данилевский, Лемм, Лопатин, Лучицкий, Морозов, Нагуевский, Погенполь, Покровский, Радлов, Рихтер, Рыкачев, Смирнов, Танеев, кн. Е.Трубецкой, Туган-Барановский, Тураев, Фамицын, Флоринский, Хвостов, Федоров, Ходский, Шаланд, Шляпкин и др.»

По сведениям газеты «Время» (№ 136) в течение последних месяцев 1920 года умерли в Советской России от голода и нищеты еще следующие ученые: проф. Бернацкий, Бианки, проф. Венгеров, проф. Гезехус, Геккер, проф. Дубяго, Модзалевский, проф. Покровский, проф. Федоров, проф. Штернберг и академик Шахматов». Сведения эти, конечно, неполные, но если столько ученых погибло за 2 1/2 года, то сколько же их погибло за 10 лет?! Да и возможно ли теперь установить точную цифру, когда советская власть не пропускает за границу никаких сведений, могущих ее компрометировать, а эмиграция пользуется лишь обрывками, случайно попадающими в газеты?!

С каждым днем своего владычества жиды наглели все больше. Сначала производились массовые обыски якобы скрытого жителями оружия, затем аресты и заключение в тюрьму и смертная казнь в подвалах чрезвычаек. Террор был так велик, что ни о каком сопротивлении не могло быть и речи, никакого общения населения не допускалось, никакие совещания о способах самозащиты были невозможны, никакое бегство из городов, сел и деревень, оцепленных красноармейцами, было немыслимо. Под угрозой смертной казни было запрещено выходить даже на улицу, но, если бы такого запрещения и не было, то никто бы не отважился выйти из дома из опасения быть убитым, ибо перестрелка на улицах стала обычным явлением.

Людей хватали на улицах, врывались в дома днем и ночью, стаскивая обезумевших от страха с постели, и волокли в подвалы чрезвычаек стариков и старух, жен и матерей, юношей и детей, связывая им руки, оглушая их ударами, с тем чтобы расстрелять их, а трупы бросить в ямы, где они делались добычей голодных собак.

Вполне очевидно, что отсутствие сопротивления, покорность и запуганность населения еще более разжигала страсти палачей, и они скоро перестали обставлять убийства людей всякого рода инсценировками, а начали расстреливать на улицах каждого проходящего.

И для несчастных людей такая смерть была не только самым лучшим, но и самым желанным исходом. Внезапно сраженные пулей, они умирали мгновенно, не изведав ни предсмертного страха, ни предварительных пыток и мучений в чрезвычайках, ни унизительных издевательств, сопровождающих каждый арест и заключение в тюрьму.

В чем же заключались эти пытки, мучения и издевательства? Нужно иметь крепкие нервы, чтобы только вдуматься в ужас этих переживаний и хотя бы на очень отдаленном расстоянии представить их в своем воображении.

На первых порах, как я уже сказал, практиковались обыски якобы скрытого оружия, и в каждый дом, на каждой улице, безпрерывно днем и ночью, являлись вооруженные до зубов солдаты в сопровождении агентов чрезвычайки и открыто грабили все, что им попадалось под руку. Никаких обысков они не производили, а имея списки намеченных жертв, уводили их с собой в чрезвычайку, предварительно ограбив как сами жертвы, так и их родных и близких. Всякого рода возражения были безполезны и приставленное ко лбу дуло револьвера было ответом на попытку отстоять хотя бы самые необходимые вещи. Грабили все, что могли унести с собой. И запуганные обыватели были счастливы, если такие визиты злодеев и разбойников оканчивались только грабежом.

Позднее они сопровождались неслыханными глумлениями и издевательствами и превращались в дикие оргии. Под предлогом обысков эти банды разбойников являлись в лучшие дома города, приносили с собой вино и устраивали вечеринки, барабаня по роялю и насильно заставляя хозяев танцевать… Кто отказывался, того убивали на месте. Особенно тешились негодяи, когда им удавалось заставлять танцевать престарелых и дряхлых или священников и монахов. И нередки были случаи, когда приносимое разбойниками шампанское смешивалось с кровью застреленных ими жертв, валявшихся тут же па полу, где они продолжали танцевать, справляя свои сатанинские тризны. Кажется дальше уже идти некуда, а между тем изверги допускали еще большие зверства: на глазах родителей они не только насиловали дочерей, но даже растлевали малолетних детей, заражая их неизлечимыми болезнями.

Вот почему, когда такие посещения ограничивались только грабежом или арестом, то обыватели считали себя счастливыми. Поймав свою жертву, жиды уводили ее в чрезвычайку. Чрезвычайки занимали обыкновенно самые лучшие дома города и помещались в наиболее роскошных квартирах, состоящих из целого ряда комнат. Здесь заседали бесчисленные «следователи». Приведя свою жертву в приемную, жиды сдавали ее следователю и тут начинался допрос. После обычных вопросов о личности, занятии и местожительстве, начинался допрос о характере политических убеждений, о принадлежности к партии, об отношении к советской власти, к проводимой ею программе и прочее и прочее, затем, под угрозой расстрела, требовались адреса близких, родных и знакомых жертвы и предлагался целый ряд других вопросов, совершенно безсмысленных, рассчитанных на то, что допрашиваемый собьется, запутается в своих показаниях и тем создаст почву для предъявления конкретных обвинений… Таких вопросов предлагалось сотни, и несчастная жертва была обязана отвечать на каждый из них, причем ответы тщательно записывались, после чего допрашиваемый передавался другому следователю.

Этот последний начинал допрос сначала и предлагал буквально те же вопросы, только в другом порядке, после чего передавал свою жертву третьему следователю, затем четвертому и т.д. до тех пор, пока доведенный до полного изнеможения обвиняемый соглашался на какие угодно ответы, приписывал себе несуществующие преступления и отдавал себя в полное распоряжение палачей. Многие не выдерживали пытки и теряли рассудок. Их причисляли к счастливцам, ибо впереди были еще более страшные испытания, еще более зверские истязания.

Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а затем медлен но и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги, для того чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью… Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать ее в разных местах до тех пор, пока живой человек превращался в безформенную кровавую массу, и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные «гости», которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках.

Ужаснее всего было то, что несчастных не добивали насмерть, а сваливали в фургоны и бросали в яму, где многих заживо погребали. Ямы, наспех вырытые, были неглубоки, и оттуда не только доносились стоны изувеченных, но были случаи, когда страдальцы, с помощью прохожих, выползали из этих ям, лишившись рассудка.

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук и щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз… Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли «товарищ Эдуард» и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много «перчаток». Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросались трупы убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги. Они высказывали предположение, что это одна из применяемых в Китае пыток, по своей болезненности превышающая все доступное человеческому воображению. На трупах бывших офицеров, кроме того, были вырезаны ножом, или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу – советская звезда, а на груди – орденские знаки, были отрезанные носы, губы и уши… На женских трупах – отрезанные груди и сосцы и прочее. Масса раздробленных и скальпированных черепов, содранные ногти, с продетыми иод ними иглами и гвоздями, выколотые глаза, отрезанные пятки и прочее и прочее. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге – во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность «начальника внутренней обороны», он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Переведенный в Москву чекист Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением… Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые тонкие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектом ее мучений были, главным образом, юноши и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила с своими жертвами, какие операции проделывала над ними… Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами… Ее достойным сотрудником был не менее извращенный садист Орлов, специальностью которого было расстреливать мальчиков, которых он вытаскивал из домов или ловил на улицах. Этих последних им расстреляно в Москве несколько тысяч. Другой чекист Мага объезжал тюрьмы и расстреливал заключенных, третий посещал с этой целью больницы… Если мои сведения кажутся неправдоподо

ВОЛОСЫ ЧЕЛОВЕКА-КОСМИЧЕСКИЕ АНТЕННЫ-СВЯЗЬ с ВЫСШИМ РАЗУМОМ!


Волосы не в коем разе нельзя красить.



Все мы изучали физику в школе. Цвет предметов возникает, главным образом, в процессе поглощения волн. Красный сосуд выглядит красным потому, что он поглощает все остальные цвета светового луча и отражает только красный. Когда мы говорим: «эта чашка красная», то мы на самом деле имеем в виду, что молекулярный состав поверхности чашки таков, что он поглощает все световые лучи, кроме красных. 
Так вот, Ваши волосы имеют определенный цвет, как мы знаем, чистых цветов не существует, оттенки волос разнообразны и очень сложны. Исходя из вышеизложенного, волосы поглощают потоки энергии с определенной длинной волны. И именно ту энергию, которая необходима вашему организму. Что происходит, когда Вы красите волосы? Ваш организм начинает получать чуждую ему энергию. А что в результате? Правильно, болезнь. Так что женщины, сто раз подумайте, стоит ли закрашивать седину, так ли она Вас портит. Между прочим, француженки, которые считаются идеалом стиля и вкуса, никогда не закрашивали седину.

Вы знаете, что средняя длинна волос для женщины – до ягодиц? А нормальная, способная обеспечить ее необходимым запасом энергии – до колен?

Женщина с длинными волосами имеет настолько мощную энергетику, что способна создать обережный круг для своего любимого мужчины, защитить его своей энергетикой от любых бед.

Кстати, муж получает защиту от жены, когда расчесывает ей волосы. У славян существовала такая традиция.

Распустить волосы женщина могла только дома или на природе. По той простой причине, что распущенный волос (а тем более, стриженый) впитывает всю отрицательную энергетику. В том числе похотливые мысли мужчин. Представьте себе девочку, которая все детство ходит коротко стриженная. И почему все удивляются, когда она вырастает и ударяется в блуд. А Вы представьте себе, сколько пошлятины она впитала за всю свою жизнь, так чему ж удивляться.

Девочкам заплетали косу, она располагалась вдоль позвоночника и считалось, что все светлые Bceленские силы через волосы переходят в позвоночник и наполняют тело, Душу и Дух девушки особой жизненной силой, подготавливая ее к будущей Священной миссии материнства. Она символизировала объединение жизненных сил Миров Яви, Нави и Прави. Замужняя женщина заплетала 2 косы, чтобы получать энергию и для себя и для своего будущего ребенка. Чтобы косы не мешали работе, их собирали в пучок, или убирали под платок...

Милые женщины, не красьте и не стригите свои волосы - это ваше богатство!





В.В. ПУТИНА-ПИАРЯТ АМЕРИКАНЦЫ! США-ВРАГ РОССИИ_КРЕМЛЁВСКАЯ ВЫДУМКА для БЫДЛА!



Начиная с 2006 года, американское PR-агентство Ketchum фактически стало выполнять роль стратегического отдела и пресс-службы Кремля. Американцы писали речи российским министрам и даже президенту Путину, помогали вести блог Медведеву. Английский сотрудник Ангус Роксборо разъясняет, как устроена эта работа Ketchum на Кремль.

Английский журналист Ангус Роксборо в 2006-2009 годах был сотрудником PR-агентства Ketchum (GPlus) и консультировал Кремль. К этой должности советника Кремля он прошёл большой журналистский путь.

В октябре 1987 года Роксборо стал корреспондентом Sunday Times в Москве. В 1989 году оказался последним западным журналистом, высланным из СССР в качестве ответной меры на выдворение из Лондона 11 советских дипломатов и журналистов, подозреваемых в шпионаже. В сентябре 1991 года вернулся в Москву в качестве корреспондента ВВС. В 1998-2003 годах работал корреспондентом BBC в Брюсселе. В 2006-2009 годах был сотрудником PR-агентства Ketchum (GPlus). После этого консультировал ВВС при создании документального фильма Putin, Russia & the West. Автор книг Pravda: Inside the Soviet News Machine (о газете «Правда»), The Second Russian Revolution (о перестройке), Preachers of Hate (об ультраправых движениях в Европе), The Strongman: Vladimir Putin and the Struggle for Russia (в России вышла как «Железный Путин»).

В одной из глав книги «Железный Путин» Роксборо описывает, как проходила его работа на Кремль.

«2006 год стал знаменательным в истории посткоммунистической России и в кампании президента Путина, целью которой было добиться, чтобы страну вновь признали достойным игроком на мировой арене. В 1997 году Россия вошла в «Большую восьмерку» — объединение ведущих промышленно развитых держав, а в 2006-м впервые должна была председательствовать в ней, получив шанс сформировать глобальную программу действий и впечатлить участников безупречным июльским саммитом, местом проведения которого был выбран Санкт-Петербург.

Но тот год начался для России с прекращения поставок газа Украине, едва ли соответствовавшего имиджу, к которому стремилось российское руководство. В предшествующие месяцы Путин и без того вызвал беспокойство Запада рядом шагов, направленных на укрепление собственной власти и подавление оппозиции, а также тем, что дал молодёжному движению «Наши» добро на травлю и политических оппонентов, и спесивых иностранных послов.

Со стороны консерваторов уже прозвучали призывы исключить Россию из «Большой восьмерки» или по крайней мере бойкотировать петербургский саммит.

В кулуарах администрации президента родилась новаторская идея: России необходимо успешнее проецировать свой имидж. Для её осуществления требовалась западная компания, специализирующаяся на связях с общественностью. Тендер не проводился. Благодаря личным контактам вышли на ведущую нью-йоркскую пиар-фирму Ketchum и её европейского партнера GPlus с головным офисом в Брюсселе. Представители высшего руководства обеих компаний слетали в Москву, встретились с пресс-секретарем Путина Алексеем Громовым, а также его заместителем Дмитрием Песковым. (Эти двое поделили между собой роль официального представителя: Громов осуществлял общее руководство, а с западной прессой общался почти исключительно Песков, бегло говорящий по-английски.)

Как раз в это время руководство GPlus, мои бывшие коллеги-журналисты, предложили и мне присоединиться к их группе в качестве ведущего консультанта по России.

В роли советников Кремля наша задача представлялась нам довольно простой: объяснить русским, как действуют западные СМИ, и убедить их следовать лучшим методам установления и поддержания связей правительства с прессой. Но если перед западными специалистами, консультировавшими правительство Бориса Ельцина по вопросам экономики в 1990-е, все двери были открыты, никто из нас не предполагал, что консультировать администрацию Путина по столь «идеологическому» вопросу, как связи со СМИ, будет легко. Вообще-то Песков проявил значительный интерес к изучению западных методов работы, но после некоторых первоначальных успехов мы увидели, что наш «клиент» возвращается к прежнему образу действия. Когда за убийством Политковской последовало убийство Литвиненко, а затем российское вторжение в Грузию, я задумался: неужели решение Кремля обратиться к западному пиар-агентству объяснялось тем, что о предстоящем резком ухудшении имиджа было известно заранее?

За наведение лоска на имидж эти люди соглашались дорого платить. Финансовые отчеты Ketchum свидетельствовали о том, что в первые годы агентству платили почти миллион долларов в месяц. (Прямой договор Ketchum с «Газпромом», ввязавшимся в «газовые войны» с Украиной, предусматривал примерно такую же оплату.) Финансовые соглашения были заключены не напрямую с Кремлём, а с одним российским банком, поэтому их не проводили по статьям государственного бюджета.

Самой серьезной проблемой, с которой столкнулась компания Ketchum, было смутное представление российских партнёров о том, как функционируют западные СМИ. Руководствуясь опытом общения с местными СМИ, российские партнеры полагали, что за более благоприятное освещение в прессе можно заплатить и что положительные комментарии, к примеру, в Wall Street Journal имеют определённую цену. Они считали, что журналисты пишут то, что приказывают им писать владельцы газет (или правительство), и «в назидание» авторов критических отзывов попросту отказывались приглашать на мероприятия для прессы, тем самым лишаясь хотя бы какого-нибудь шанса повлиять на их мнение.

Российская сторона постоянно чинила помехи московскому корреспонденту Guardian Люку Хардингу и его родным — видимо, за опубликованное в его издании интервью с Борисом Березовским, призывавшим к свержению Путина, — хотя Хардинг не имел никакого отношения к этому материалу. В разгар «дела Литвиненко» на троих сотрудников Русской службы ВВС в Москве было совершено нападение. Все это едва ли располагало журналистское сообщество к положительным репортажам, которых ожидал Кремль. Российские партнеры постоянно требовали, чтобы Ketchum «воспользовался своими технологиями», чтобы изменить к лучшему тон репортажей. Я никак не мог взять в толк, что они имеют в виду. Мы же хотели, чтобы они приняли на вооружение такие технологии, как пресс-конференции вроде тех, которые ежедневно проводятся в специально отведенном помещении Белого дома. Но так этого и не дождались.

Мы же упорно возвращались к основной своей теме — открытости для прессы. Общайтесь с журналистами, приглашайте их на обеды, ведите с ними светские беседы, в неофициальном порядке делитесь интересными сведениями, постепенно располагайте их к себе. Обращайтесь к ним, объясняйтесь, и они начнут вам доверять. Давайте интервью, выходите в эфир, потому что в противном случае это сделают ваши оппоненты, и они же будут задавать тон.

Одно время эффект был заметен. Песков устроил для московских корреспондентов несколько ужинов в шикарных ресторанах (пожалуй, в более официальной обстановке, чем подразумевали мы), которые были благосклонно приняты. Стали проводиться «брифинги по вторникам» с некоторыми министрами. Московский пресс-корпус был доволен. Но после убийства Анны Политковской Песков не на шутку встревожился: он понимал, что какой бы ни была официальная тема брифинга, журналисты всё равно выйдут на вопросы о правах человека и демократии. Безопаснее вообще не встречаться с ними.

Значительную часть работы Ketchum составляло то, что большинство правительств делает внутренним образом, при содействии посольств и министерств иностранных дел, на которые Кремль явно не надеялся. Мы организовывали пресс-конференции для членов правительства, когда они выезжали за границу, готовили к брифингам списки наиболее вероятных вопросов (иногда даже с ответами, которые, как нам казалось, на них следует давать, — впрочем, ими пользовались редко). Мы составляли для министров (и даже для президента) проекты тезисов, которые обычно перерабатывали в Москве, меняя до неузнаваемости и делая настолько непригодными для чтения, что их размещение в прессе становилось проблематичным.

Отчасти загадочность этого аспекта работы заключалась в том, что Песков поручал нам подготовить проект выступления, скажем, для министра энергетики или министра иностранных дел, но не давал никаких указаний по поводу того, что они желали бы сказать. На все вопросы Песков обычно отвечал: «Просто изложите то, что он, по вашему мнению, должен сказать». Так, вслепую, мы и разрабатывали проекты выступлений и речей. После чего их полностью переписывали. Министр иностранных дел Лавров проявлял особенно мало желания пользоваться тезисами, составленными несведущими иностранцами.

Ежедневно Ketchum представлял Кремлю три обзора прессы, составленных в Японии, Европе и США и дающих всеобъемлющую, возможно, даже слишком подробную картину освещения российских событий в разных странах мира. Обзоры зачастую занимали более сотни страниц, содержали краткое изложение и полные тексты всех статей, в которых упоминалось слово «Россия», но очень мало аналитических материалов.

В период действия первого контракта, в год встречи «Большой восьмерки», Ketchum поручил другому агентству помечать статьи в прессе красным, желтым или зеленым цветами, обозначавшими негативные, нейтральные и позитивные материалы соответственно, чтобы к концу года «Большой восьмерки» схематично представить преобладание «зеленых» и сокращение количества «красных» материалов. Этот распространенный в сфере пиара метод, к сожалению, не удалось перенести в изобилующий нюансами мир кремлевской политики. Нередко казалось, что цвета выбирают наугад, безо всякой связи с содержанием материалов — красные или зеленые пометки порой появлялись даже на репортажах о новостях спорта или о погоде. (От этой «услуги» в конце концов отказались, осознав, что она бесполезна.)

Кремль регулярно получал «дорожные карты» — пиар-стратегии, в общих чертах рассчитанные на ближайшие три месяца, полгода или год, облеченные в свойственные сфере менеджмента формулировки («дальнейшее максимальное использование возможностей», «пункты отчётности», «налаживание контакта с ключевыми партнерами»). На практике почти вся эта работа сводилась к более приземленной задаче — помощи во время визитов министров, организации на Западе пресс-конференций и брифингов по поводам ключевых событий.

Меня, новичка в сфере пиара, забавляли туманные концепции отношений с «авторитетными лицами» и «разъяснительная работа с третьими сторонами» — культивирование контактов с экспертами и «идейными лидерами», имеющими интересы в России. Ketchum педантично отчитывался обо всех контактах, например об обеде с представителем экспертной группы или посещении лекции; все они находили отражение в списке выполненных задач, отправляемом ежемесячно в Москву. А если кто-нибудь из этих влиятельных лиц позитивно откликался хотя бы строчкой в статье, на нее ссылались в отчете как на свидетельство «успеха». Помню, один отчет об успехах Ketchum содержал следующую цитату из высказывания канадского премьер-министра: «Думаю, в последние годы Россия добилась огромного прогресса». Поверили ли в Кремле, что в этих словах была и наша заслуга, неясно.

Одним несомненным успехом было введение «телебрифингов», обеспечившее журналистам возможность участвовать в телефонных пресс-конференциях с Песковым или с кем-нибудь из членов правительства. Русские воспринимали такие пресс-конференции лучше, чем личные встречи, и наконец получили способ объяснять свои действия представителям прессы.

За три года работы с Дмитрием Песковым я довольно хорошо узнал его. Рослый, элегантно одетый мужчина чуть старше сорока, он был обаятелен, обладал непринужденными манерами и прекрасно говорил по-английски (и по-турецки, так как много лет проработал в посольстве в Анкаре). В 1999 году президент Ельцин во время поездки в Турцию заметил его и взял на работу к себе в администрацию. Когда к власти пришел Путин, Песков возглавил кремлевский отдел связи с прессой и стал заместителем пресс-секретаря президента. С тех пор он оставался бесценным активом, почти единственным человеком в России, обладающим способностью, авторитетом и готовностью давать официальные интервью представителям зарубежной прессы.

Он пользовался огромным спросом. Мои коллеги из Московского бюро ВВС, испытывающие постоянную потребность в «говорящих головах», часто упрашивали: «Пожалуйста, убедите их назначить еще пресс-секретарей. Дмитрий замечательный, но ему просто не хватает времени…» Но за исключением нескольких министров, больше никто в России не выражал желания давать интервью представителям западной прессы. Неудивительно, что им было так трудно доносить до общественности свои взгляды.

Я провел с Дмитрием медиатренинг, чтобы помочь ему свободнее чувствовать себя перед телекамерой. Это был шанс не только привлечь его внимание к собственному голосу и манерам, но и подготовить к самым каверзным вопросам из возможных, научить искусству выражать несколько основных мыслей сжато и кратко. Многие участники интервью, не знающие, как работают западные новостные передачи, разводили долгие и бессвязные речи, так и не добираясь до сути.

В 2007 году, во время саммита «Большой восьмерки» в Германии, Песков обратился ко мне с особой задачей: переписать и сделать более колоритной речь, которую президент Путин намеревался произнести в Гватемале в поддержку российской заявки на проведение зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Заявка прошла успешно — и я, естественно, целиком приписываю эту честь себе! Когда в 2008 году Дмитрий Медведев стал президентом, я давал консультации относительно видеоматериалов и подкастов и видел, как по крайней мере некоторые из моих идей находят воплощение в его новаторском блоге.

Начальник Дмитрия Пескова, Алексей Громов, во времена президентства Путина был одним из самых влиятельных людей в Кремле. Мне представили его как «единственного, кто может войти в кабинет Путина без предварительной договорённости». Громов ежедневно виделся с президентом и был постоянной «референтной группой» для его идей в политике. Кроме того, Громов осуществлял жёсткий контроль над российскими СМИ. Однажды, когда я пил чай у него в кабинете, к нему заглянул глава ВГТРК. Громов коротко представил ему меня, потом взмахом руки отправил его в другую комнату, предложил налить себе что-нибудь выпить и подождать. Предстояла еженедельная «накачка», во время которой Громов обсуждал планы на предстоящий период, чтобы освещение событий было «корректным».

Как и Песков, Громов начинал с дипломатической службы, занимал посты в Праге и Братиславе, а в 1996 году вернулся в Россию, чтобы возглавить пресс-службу Ельцина. Он питает пристрастие к вязаным жакетам с рисунком и курит «мальборо», вставляя сигареты в длинный мундштук. В должности пресс-секретаря Путина он имел дело исключительно с представителями российских СМИ, оставив иностранную прессу Дмитрию Пескову.

Во время очередной встречи с Громовым я поднял одну из постоянных проблем: Запад считает, что Россия постепенно возвращается к советскому образу мысли и поведения, и чтобы перебороть это убеждение, необходимо не только перестать действовать подобно Советам (например, запрещая демонстрации оппозиции), но и решительно отрекаться от советского прошлого в речах и документальных материалах, которые можно показать по государственному телевидению. Ответ Громова был показателен. Он признавал, что эти действия окажут положительный эффект на отношение Запада, но добавил, что «мы должны учитывать и мнение отечественной аудитории, которая в целом относится к Советскому Союзу положительно, прежде всего должны думать о политической стабильности внутри страны».

На меня произвело удручающее впечатление то, что Громов смирился с тем, что многие россияне, особенно представители старшего поколения, питают ностальгические чувства к прошлому и что попытки бросить вызов этим взглядам могут привести к «нестабильности». При своём влиянии на государственные СМИ Громов мог бы начать кампанию с целью изменить представления о прошлом. В конце концов, это делалось при Горбачеве и Ельцине. Теперь же правительство своим бездействием вело к возрождению сталинизма и коммунизма.

Полностью: http://ttolk.ru/?p=19218


АНГОЛА ЗАПРЕТИЛА-ИСЛАМ! ЗАЧЕМ КРЕМЛЮ НУЖНЫ МИЛЛИОНЫ МОДЖАХЕДОВ(Мигрантов) в РОССИИ


Ангола стала первой в мире страной, запретившей ислам, сегодня утром облетела все мировые информагентства. Число закрытых мечетей достигло 60, действующих мечетей осталось только две. Таким образом власти Анголы пытаются обезопасить страну от исламистской угрозы и предотвратить ситуацию, которая сложилась в соседних странах.

С закрытием мечети в городе Уамбо количество закрытых мечетей в Анголе выросло до шестидесяти, сообщила ангольская газета O Pais. По данным издания, в стране остались действующими только две мечети — в столице Луанде и городе Бенгела.

Газета взяла интервью у известного в стране мусульманского активиста Дэвида Алберту Жа (David Alberto Já), который пожаловался, что власти даже не предупреждают о своих акциях.

"К сожалению, это стало обычной практикой компетентных органов: они не уведомляют руководителей мечетей, просто направляют полицейских, они приходят на место и объявляют о закрытии, не объясняя ничего", — пожаловался Дэвид Алберту Жа, представляющий Исламскую общину Анголы (COIA). Давид не может понять причины, которые могли бы привести к таким жестким мерам. "Я как лидер мусульманской общины никогда не получал уведомления ни от министерства культуры, ни от министерства юстиции, которые, как я полагаю, являются компетентными органами".

Позицию правительства разъяснила марокканской газете La Nouvelle Tribune министр культуры Анголы Роза Круш и Сильва. "Процесс легализации ислама не был одобрен министерством юстиции Анголы, и, следовательно, мечети в по всей стране будут закрыты по уведомлению", — цитирует министра культуры газета. В подобном же духе высказался губернатор Луанды, который заявил об угрозе радикализации ислама в стране и том, что правительство не готово легализовать эту угрозу в мечетях.

Дэвид Жа считает, что закрытие мечетей по всей стране является нарушением Конституции Республики Ангола, которая закрепляет отправление религиозных культов, если это не нарушает общественный порядок и проводится в соответствующих закрытых помещениях. "Это то, что мы делали. Мы вели себя тихо, громко не пели наши сунны, не играли на музыкальных инструментах, мы не понимаем, в чем состоит наша вина ?" — вопрошает Дэвид Альберту Жа. Он сообщил, что в стране ислам исповедуют "более 800 тысяч верующих, это около 23 процентов ангольцев".

И вот здесь, возможно, и кроется причина поведения правительства Анголы: дело в том, что число мусульман в стране увеличивается в геометрической прогрессии. В 2004 году газеты писали о 15 тысячах верующих и о том, что за два года количество мечетей выросло до восьми. И вот теперь, через 9 лет, эти цифры составляют 800 тысяч и 60 соответственно. Этот фактор накладывается на другой — на продвижение джихадистов на запад континента. Исламисты уже захватили и дестабилизировали страны Магриба, Сомали, Мали, Сенегал, Нигер, Судан и подошли вплотную к границам Анголы. Кроме того, ангольцы оглядываются и на португалоязычный Мозамбик, где много мусульман и где недавно произошла попытка ввергнуть страну в гражданскую войну.

Безработные мусульмане со всей Африки бегут в бурно развивающуюся Анголу, и на практике именно в мечетях их вербуют в экстремистские ваххабитские секты. А в такой богатой стране как Ангола джихадистам есть за что побороться. Макроэкономические показатели страны впечатляют. Согласно докладу МВФ — World Economic Outlook, в 2011 год рост ВВП страны составил 10,5 процента. В 2012 году — 6, 8 процента. Этот рост обеспечивает сырьевой сектор — нефть, алмазы, железная руда. Бурно развивается строительство, промышленность, телекоммуникации, энергетика. Согласно прогнозу Всемирного банка, к 2016 году Ангола по экономическому потенциалу обгонит ЮАР.

С трудом установив мир в 2001 году после кровопролитной гражданской сорокалетней войны, правительство и президент Эдуарду Душ Сантуш перестраховываются, они не хотят ввергнуть страну в пучину новой войны. "Ангола — это не Египет. Ангола — это не Ливия. Ангола — это не Тунис", — заявил секретарь МПЛА от провинции Луанда Бенту Бенту, подразумевая, что правительство будет жестко действовать в отношении любой экстремистской угрозы.

"Мы не секта. Мы представляем монотеистическую религию, мы единобожники, как христиане, евреи, повторяю, мы не секта, но религия, которая существует с незапамятных времен", — полагает ангольский мусульманский лидер. И он тоже прав.

"Ангольцы смотрят на ситуацию у соседей, и их, конечно, волнует исламисткая угроза. Страна бурно развивается и привлекает иностранные инвестиции, там стабильная политическая система, огромное количество полезных ископаемых, поэтому ангольцы всячески пытаются себя защитить. Идут огромные миграционные потоки, в том числе из арабских стран, отсюда эти меры. Что же касается того, адекватны ли эти меры, я бы не стала их поддерживать. Нельзя запрещать людям исповедовать веру, это может привести к самым негативным последствиям", — сказала "Правде.Ру" Александра Архангельская, старший научный сотрудник Центра исследований юга Африки Института Африки РАН.

Любовь Люлько

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ ГУНДЯЕВ ПРАВОСЛАВНЫЙ ПАТРИАРХ-РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ!






















ХРИСТИАНСКО-ЕВРЕЙСКАЯ ОКУПАЦИЯ РУСИ! РОД ЛАДА РУС---РУСкая ВЕРА!


КОРРЕСПОНДЕНТ: Христиане в некоторых городах на кладбищах, церкви одну за другой строят, например храм Георгия Победоносца на могилах зачем?

СТАРОВЕР: Вы понимаете, ничего удивительного нет. Я когда ехал в поезде, там ехал иеромонах. В христианстве есть понятия – белые монахи и чёрные, черноризник. Если белые монахи имеют семьи и детей, но у них максимальный сан, которого они достигают, это пресвитер, то есть настоятель храма. А у чёрных монахов, там, как и у католиков целибат – обряд безбрачия. И он начал говорить: «Вот вы, язычники». Я говорю: «Во-первых, не язычники, а староверы». Он: «Ну, хорошо, вы староверы сатанисты». Я говорю: «Послушайте, сударь, вы знаете, что такое сатанизм?» Он: «Да, я знаю». Я говорю: «Вот прекрасно, я плохо знаю, а вы знаете хорошо. Я знаю одно, что сатанисты, они употребляют кровь, пьют ритуальную». Он: «Да».

Я говорю: «А какой у вас самый главный обряд в христианстве?» Он: «Причастие». Я говорю: «А теперь вспомни, что ты говоришь, поднося чашу с кагором причащаемому: «Пей, сие есть кровь», и, подавая кусок хлеба говоришь: «Ешь, это тело». То есть вы людей приучаете к кровопийству и людоедству, хоть ментальному, хоть обычному, вот вы и есть сатанисты». Я говорю: «Всегда белые волхвы носили белые одеяния, то есть как символ чистоты. А сатанисты всегда носили чёрные облачения. Так кто из нас сатанист?» И там попутчик в поезде: «Ну, что батюшка, съел, да?» Он: «Господь Иисус тебя накажет». Я говорю: «Ну, вот ещё одно, ты только что произнёс «Господь Иисус». Он: «Да, Господь Иисус, он нас всех спас». Я говорю: «Запомните батюшка, нельзя вам говорить «Господь Иисус». Он: «Почему нельзя?» Я говорю: «Библию читать надо.

Первое послание к Коринфянам, глава 12, стих 3: «Никто не имеет право называть Иисуса Господом, а только лишь Духом Святым». Я говорю: «Как же у вас слабо с писанием?» Он: «Господь един». Я говорю: «Ошибаетесь. В Деяниях Святых Апостолов, глава 2-ая, стих 4-ый сказано: «Ибо Давид не вошёл на Небеса, но сам говорит: «И сказал Господь Господу моему, сиди одесную меня». То есть по правую руку. А почему? А по левую – занято. Видите, два Господа между собой беседуют. Если у вас Господь Иисус один, откуда тогда у вас в храмах на тучке сидит дедушка и написано «Господь воин вседержитель Саваоф»? Он откуда взялся? А Господь Адонай? А Господь Иегова?» Он: «Нету у нас Иеговы, это у иудеев». Я говорю: «Как же нету? Окститесь. А не вы ли поёте после каждой фразы Аллилуйя?» Он: «Да». Я говорю: «А Аллилуйя по-еврейски «Славься Бог Яхве, то есть Иегова». Так какого вы бога славите?»

Он уже, знаете, начинает злиться, говорит: «Мы должны спасти Россию». Я говорю: «От кого, от русских?» Он, бедный поперхнулся. Я говорю: «Вы сами подумайте, вы кому служите? Я не хаю вашу веру, просто повторяю то, что вы ежедневно произносите». Я говорю: «Вот простой пример: Ко мне пришли знакомые с вопросом. У них родился мальчик. Бабушки им говорят: «Идите в церковь, покрестите». Они пришли в церковь, их не пускают. Мать говорит: «Почему?» - «Ваш ребёнок зачат в грехе. Должны придти крёстные родители, крестить его». Я говорю «Всё правильно вам сказали, что ребёнок зачат в грехе». Она: «Ну как же, мы ведь там венчались?» Я говорю: «Вы помните, что вам батюшка во время венчания говорил?» Она: «Нет». Я говорю: «А надо было слушать. Он говорил вам: «И будет жених яко Авраам, а невеста яко Сара». Сара во сколько лет родила? В девяносто с лишним, под сто, значит, рождение до 100 лет является грехом. И дальше он что произносил? – «Во славу Израиля венчаю я». Не России, а Израиля.

Вот вам и ответ. Тем более, почему родителей не пускают на обряд крещения их собственного ребёнка? Да потому что в этот обряд смываются связи ребёнка с родителями, и устанавливается новая связь между ребёнком и их богом. Поэтому дети и не слушают родителей. Поэтому ни одна бабушка христианка не будет помогать заговорами не крещёному ребёнку. Ребёночка принесли, там от сглаза его хотят заговорить. Она говорит: «Крещёный?» Они: «Нет». Она: «Идите, покрестите». Почему? Потому что она через христианский эгрегор может вмешаться. А так, нет. Вот вам ответ, больше ничего. То есть, после этого, может это быть русским?

Или, в конце XIX века взяли русского волхва Сергия Радонежского и записали в христианские монахи. То есть создали историю. У нас никогда не было истории на славянских землях. У нас всегда было НАСЛЕДИЕ ПРЕДКОВ. История – это то, что из Торы взято. А ТОРА – это Пятикнижие Моисеево. 

Если же считать по – другому, то получается, что все живущие на Земле люди – иудеи, т.к. Адам и Ева были иудеями. Все это прекрасно понимают и, в первую очередь, иудеи, которые всех людей БЕЛОЙ расы называют ГОЯМИ (неиудеями) и отделяют себя как от них, так и от людей других рас и народов.

И еще: …разве мог ИисусХристос очень активно воевать с иудаизмом, как религией погибших овец дома Израилева только для того, чтобы создать в принципе такую же религию и религию НЕ ДЛЯ ИУДЕЕВ, а для гоев?!